(no subject)

У честности только один недостаток: oна урoдует сказки. (с)


Сделали с ребятами театр теней своими руками, не думала, что им хватит терпения вырезать героев, на картон клеить, коробку для спектакля подготовить, но нет, не оттащить было, сидели высунув языки, корпели. Вот всё-таки, ожидание чуда так вдохновляет.


(no subject)

Мяч закатился мой под нянин
комод, и на полу свеча
тень за концы берет и тянет
туда, сюда, — но нет мяча.
Потом там кочерга кривая
гуляет и грохочет зря —
и пуговицу выбивает,
а погодя полсухаря.
Но вот выскакивает сам он
в трепещущую темноту, —
через всю комнату, и прямо
под неприступную тахту.

Набоков

про героев и людей

«Когда вы убираете уязвимости, вы убираете то, что вы любите.

Тогда я стал глубже понимать, что уязвимость является  условием человечества. И это желаемое условие, потому что всё прекрасное и запоминающееся в нашем существовании настолько сильно связано с уязвимостью, что они неотделимы от неё...

Если вы можете сделать абсолютно всё в любой момент времени и быть где захочется и стать кем захочется и если нет ничего, что вне зоны вашей досягаемости, то вам будет просто нечего делать. Потому что вы одновременно являетесь всем и когда вы одновременно всё, что, в общем-то, является положением Бога, нет никакой истории, никакого бытия. Бытие и история перекликается. И без ограничений нет истории. 

Затем с учетом уязвимости людей возникает вопрос: есть ли способ так вести свою жизнь, чтобы неотъемлемая уязвимость, которая характерна для вашей жизни, была бы не только приемлемой, но и желанной. Для меня это центральный вопрос существования. Если вы это неправильно поймёте, то будете на неправильном пути и в следствии вы окажетесь в ужасном месте. 

Я бы сказал, что касается трагедии - люди уязвимы и это трагично. Но если трагедия, это цена которую мы платим за существование, то пусть так и будет..»

Из лекции Дж. Питерсона «Разница между Трагедией и Злом»

бамс

«Потом я сажусь на диван. Сначала передо мной проплывают события сегодняшнего дня. Я не задерживаюсь на них. Потом появляются воспоминания из детства, то немного депрессивные, то слегка приподнятые, они также проходят. Потом наступает спокойствие. В этом состоянии я ставлю пластинку. Сижу и плачу. Я оплакиваю не кого-то и не что-то. Свою жизнь я в какой-то мере сама себе создала, и я не хочу ее менять. Я плачу, оттого что есть во Вселенной такая красота, как скрипичный концерт Брамса в исполнении Кремера.» 

Питер Хег

Это правда, чуть не умерла♥️
https://music.apple.com/ru/album/brahms-violin-concerto/1452200747

сказки на ночь

«Старая московская квартира. Ковры, антиквариат, ликёры. За столом в креслах сидят приличные люди - человек десять. Кто-то курит, кто-то с рюмкой коньяка. Все называют друг друга на "Вы". Беседуют о поэзии. 

Поговорили о Мариенгофе, перешли к раннему Гумилёву. 

Вдруг открывается дверь в комнату и входит пожилая домработница с тряпкой в руке. 

— Евгений Аполлинарьич, вот вы говорили "Старая пи…да, старая пи…да!" - а запонки-то вон, на комоде лежали!»

рассказала Светлана Назарова

прекрасное


«Так всё, прекращаем этот спор. О феминизме у нас потом будет отдельная лекция. Я хочу оскорбить ваши чувства детально.»


«Вам не правильно понравился «Фауст».»


«Секс довольно схематичный...простите, текст.»


«Стихотворения Йейтса далеко не всегда прочитываются с первого раза. Бывает, что приходится начать сначала, потому что где-то мы потеряли грамматику! Очень сложный тип мышления! По сравнению с ним, Элиот — мальчик, если говорить о поэтическом творчестве, Элиот просто нагружен аллюзиями — иной раз не знаешь куда тебя послали.»


Мажаева, ЛИ им. Горького


дада, и я тоже

Что делает Кристофер Робин по утрам? Он учится. Он получает образование. Он обалдевает — по-моему, он употребил именно это слово, но, может быть, я и заблуждаюсь, — он обалдевает знаниями. В меру своих скромных сил я также — если я правильно усвоил это слово — обал… делаю то же, что и он.(с)

всё что только в моих силах

«Когда началась моя психиатрическая практика, в один из моих первых дней в больнице я заметил женщину, которая ползала на четвереньках по полу палаты. Из истории болезни я знал её имя, подошел к ней и спросил: 

– Мэри, что вы делаете? 

Она взглянула на меня и ответила совершенно искренне и честно: 

– Все, что только в моих силах».(с)